Наверх На главную
  • 25-26 ИЮЛЯ В ЛЕСАХ МИАССА ПРОШЁЛ ПОХОД-КВЕСТ

«…Грамотность без религиозно-нравственного воспитания ведет более к погибели, нежели к пользе».

Учащиеся и преподаватели церковно-приходской школы

Эти слова южноуральского крестьянина опубликовали «Оренбургские епархиальные ведомости» почти 130 лет назад, в 1885году. Вопрос нравственного воспитания на основе религиозных истин стал особенно актуален в настоящее время, когда школа отказывается заниматься воспитанием детей, делая упор лишь на обучение, а так называемые «общечеловеческие ценности» обесцениваются в обществе, для которого «Бога нет и все позволено», перефразируя слова Ф.М. Достоевского.

Насаждение церковно-приходских школ в России началось с 1881 года во время обер-прокурорства К.П. Победоносцева, который надеялся таким образом сохранить традиционные структуры, в которых «ценности и понятия народа цементируются церковью, бытовой религиозностью и неким инстинктивным христианством».

Массовое внедрение церковно-приходских школ относится к 1885 – 1886 годам. Церковь, поначалу медлившая с открытием школ, в 1874 – 1883 годах начала догонять земства, а в 1884 – 1893 годах стала абсолютным лидером в открытии новых школ: в Оренбургской губернии ей было открыто 70 процентов от всех школ, в Пермской – почти 60 процентов, в Вятской – почти 85 процентов.
За два десятилетия действия данной программы к 1900 году число церковноприходских школ в Оренбургской епархии (в ее состав входил и Миасс), достигло 504, что составило 40,2 процента от общего числа школ, в них обучалось 26,9 процента учеников.

Однако при видимых положительных результатах было и много трудностей. Не хватало образованных священников, способных преподавать в школах. В 1885 году из 377 священников епархии 239 имели полное богословское образование. Кроме того, как отмечал епархиальный наблюдатель церковно-приходских школ Н. Полетаев на страницах Оренбургских епархиальных ведомостей в 1895 году, у священников не хватало времени на преподавание Закона Божия в школе. Кроме богослужений, «исполнения треб и удовлетворения духовных нужд своих прихожан, на него (священника - авт.) возложено довольно хлопотливых обязанностей чисто гражданского характера… Сверх того, у него есть семья, хозяйство, которые также требуют ежедневных забот». Качество преподавания также не всегда было удовлетворительным. Священников обвиняли в том, что «они ведут занятия не только вяло, но и рутинным способом, не объясняя смысла заучиваемого, задавая «с энтих до энтих».

	Церковно-приходские школы были нужны народу

Несмотря на множество недостатков церковноприходских школ, перечисление которых уже стало общим местом в исследованиях, этот вид учебных заведений, наряду с казачьими, был наиболее востребован населением и оправдан конкретными условиями его жизни и быта, считает челябинский исследователь О.В. Осипов. Крестьянские представления о цели народного образования во многом совпадали с правительственными: «цель его должна быть та, чтобы простые люди были истинные христиане, хорошие отцы семейств и преданные своему государю верные сыны отечества … грамотность без религиозно-нравственного воспитания ведет, особенно простой народ, более к погибели, нежели к пользе». Правда, были и такие крестьяне, которые вообще не видели необходимости в образовании. Учитель церковно-приходской школы Тимофеевского поселка Еткульской станицы Д. Шеломенцев сообщал в 1891 году в губернской газете, что от многих родителей приходится слышать: «да что в этой грамоте нам пользы, я вот неграмотный, да прожил век не хуже других».

Обучение детей сельчан в церковных школах представлялось епархиальному начальству одним из средств проповеди среди взрослых. Преосвященный Митрофан в 1878 году писал: «Дети – ученики школ, в свою очередь служили наилучшими проводниками своих познаний о предметах веры и благочестия и о церковном богослужении … в души родителей и родных». Представители сельской интеллигенции свидетельствовали, что неграмотные крестьяне «любят послушать» чтение, особенно «нравственные рассказы, патриотические, из военного быта, о проявлении милости Божией и гнева Божия к людям в недавнее время». Один крестьянин, недовольный преподаванием в нецерковных школах, сетовал: «Ученики нынешних школ, вместо любимого и всегда народом желаемого чтения о Боге, о святых угодниках Божиих, о преданности святой Церкви Божией … добродетельной жизни вообще, читают родителям своим разные смешные повести и смехотворные сказки, вследствие чего тлетворный дух времени начинает вторгаться в среду сельского населения».
Русская Православная Церковь, начиная со времен Петра Великого и до революции 1917 года была частью государственного аппарата, «ведомством православного исповедания». Государство было заинтересовано в воспитании законопослушных граждан, любящих свою родину, а крестьяне, составлявшие большинство населения Российской империи, стремились дать религиозное образование своим детям. Многие из них понимали, что главной целью человека является спасение души. Поэтому инициатива правительства по введению церковно-приходских школ для сельского населения была воспринята крестьянством с воодушевлением. Реальная жизнь обнажила многие трудности, связанные с развитием церковно-приходского образования в России. Это и недостаток образованных учителей, и катастрофическая нехватка времени у священников для качественного преподавания религиозных дисциплин в школах, не считая материальные трудности устройства церковных школ: отсутствие школьных зданий и постоянных окладов для учителей.

 

На главную | Наверх | Написать письмо | Вопрос священнику | Наша страница
При перепечатке ссылка на Miass-Hram.Ru обязательна

Яндекс.Метрика
Joomla templates by a4joomla